Трудовой подвиг женщин Прикамья в годы Великой Отечественной войны

Зайцева М.А.,
ГОУ «ГОПАПО»

Группа женщин, вручную выгружающих лом, г. Добрянка [1941-1945 гг.]Четыре долгих года военного лихолетья, когда общей целью и главным стимулом жизни огромной страны была Победа, труженики Западного Урала, как и всего тыла, несли на своих плечах тяжелейшую ношу, тысячи дел и забот. Неоценимая роль в Победе над фашистскими захватчиками принадлежит женщинам Пермской (Молотовской) области.

В суровую военную годину они проявили поразительное мужество, величие духа и несгибаемость, преданность, верность и любовь к Отчизне. Их гражданский подвиг, безмерное терпение и самопожертвование помогли выстоять и победить.

В фондах Государственного общественно-политического архива Пермской области хранятся документы Пермского обкома, горкомов и райкомов партии г. Перми и области, иллюстрирующие самоотверженный труд прикамских женщин на военных предприятиях области.

Газета «Правда» писала в то время: «Урал принял на свои могучие плечи главную тяжесть снабжения Вооруженных сил нашей страны»1.

Урал был богат железом, цветными и легкими металлами, топливными и химическими ресурсами. Он образовывал мощную линию экономических укреплений, линию богатейших месторождений, медных рудников, заводов и электростанций, созданную в течение трёх пятилеток.

Возникшая угроза оккупации немецко-фашистскими захватчиками западных и юго-западных районов СССР привела к необходимости переброски промышленности из этих районов на восток страны. Эта труднейшая и несоизмеримая ни с чем по своим масштабам задача - в предельно короткие сроки переместить в тыл огромное количество промышленных предприятий, оборудования, сырья, эвакуировать многомиллионное население - была успешно решена.

Вот что вспоминала о переброске московского завода №33 в наш край М. Ватлина: «На вокзале рабочих авиазавода ждал эшелон, в него погрузили оборудование, посадили рабочих. Спали на наспех сколоченных нарах прямо рядом со станками. Дорога до Перми оказалась невероятно долгой, почти целый месяц - немецкая авиация постоянно бомбила железную дорогу, пути едва успевали восстанавливать»2.

В Пермскую область было эвакуировано 124 предприятия, прибыло около 315 тысяч эвакуированных, не считая производственного персонала, приехавшего вместе со своими предприятиями. За период массовой эвакуации Пермская железная дорога перевезла более 3 миллионов человек и около 50 тысяч вагонов с оборудованием эвакуированных предприятий.

22 сентября 1941 г. в областном центре прошел антифашистский митинг, на котором было принято Обращение «К женщинам Молотовской области». В нем читаем такие проникновенные строки «Пусть каждая женщина сможет с гордостью заявить: в дни разгрома фашистской гадины ... я выполнила долг женщины и матери, борясь против кровавого гитлеризма, уничтожающего свободу женщины, ввергающего её в рабство».

В связи с массовой мобилизацией мужского населения в Рабоче-крестьянскую Красную армию, все отрасли народного хозяйства стали испытывать острый дефицит в рабочей силе.

С первых же дней войны для рабочих и служащих вводились обязательные сверхурочные работы, рабочий день для взрослых увеличивался до 11 часов (для подростков до 16 лет - 10 часов) при шестидневной рабочей неделе, отпуска отменялись. В период установки эвакуированного оборудования дело доходило до того, что рабочий день был неограниченной продолжительности.

Труд в тылу был сравним с подвигом на полях сражений. Если в период мирного строительства ежегодный прирост промышленной продукции Пермской области не превышал 24%, то в войну он достигал в отдельные годы 45%. Война требовала не только увеличения общего объема промышленного производства, но и быстрого роста оборонных отраслей.

За годы войны в промышленности области было внедрено в производство более 55 тысяч рационализаторских предложений, давших экономический эффект в 400 миллионов рублей.

Этим во многом объясняется начавшийся в 1942 г. впечатляющий подъём советской промышленности, полностью перешедшей на выпуск военной продукции.

По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г. «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве» женщины-домохозяйки пришли на рабочие места своих отцов, мужей, братьев и сыновей в разные отрасли промышленности (угольную, металлургическую, железнодорожный транспорт).

На протяжении всей войны женщины составляли более 65% всех работающих на производстве. В том числе и на таких тяжелых участках, как мартеновские цеха, угольные и калийные шахты, дерево и металлообрабатывающие предприятия. Дочери, жены, сестры и матери не только заменили мужчин, ушедших на фронт, но и ежедневно добивались высоких показателей и перевыполняли сменные нормы.

Об этом свидетельствуют отчеты и разного роды информационные сводки, райкомов и горкомов партии в обком ВКП(б). В отчете Орджоникидзевского райкома партии г. Молотова в июне 1942 г. сообщалось, что на лесокомбинате работало 72% женщин от всего числа рабочих3. Стенограмма 11-го Пленума Молотовского обкома ВКП(б) за 1943 г. содержит сведения о том, что на заводе им. Дзержинского женщины составляли 62,8% от всего состава рабочих, на Лысьвенском заводе - свыше 50%, на заводе им. Сталина - 43%4. К июню 1942 г. на предприятиях Орджоникидзевского района работало около 35 тыс. женщин, из них на производство во время войны пришло 1108 человек5. На завод им. С. Орджоникидзе с начала войны прибыло 439 работниц, на Камскую нефтебазу - 696. На Добрянском металлургическом заводе из 270 женщин мужскими профессиями овладело 137. Среди них упоминаются Катаева, работавшая помощником вальцовщика и Сурнина - разливальщик в мартеновском цехе7. На паровозоремонтном заводе г. Молотова работница Чупина за короткое время овладела рядом специальностей: токаря, слесаря и вальцовщика труб. Заменив вальцовщика, она выполняла сменное задание на 180% при отличном качестве работы8.

«Жена мастера электромонтажного цеха Судоремонтного завода, ушедшего в Красную Армию, Козлова Валентина Валентиновна поступила работать электротехником. Домохозяйка Гилёва, отправив своего мужа в РККА, изъявила своё желание работать на той автомашине, на которой работал её муж шофёром, и сейчас т. Гилёва прекрасно справляется с этой работой», - это строчки из отчёта Кировского райкома партии г. Перми за 1 августа 1941 г.»9.

На шахте им. Урицкого навало-отбойщица Миненкова вырабатывала за смену вместо 12 тонн 18. Машинист электровоза этой же шахты Прокофьева ежедневно перевозила за смену 200 тонн угля вместо 130 по норме. Фрезеровщица завода им. Сталина Михалева постоянно вы- подняла 2 нормы. Чугаева, первая женщина-бурильщица на Красно-камском нефтепромысле №171, за свой ударный труд в 1945 г. была удостоена ордена Ленина. Труд станочницы Лысьвенского металлургического завода Лумповой также был отмечен орденом Ленина.

А у речников широкой известностью пользовалось имя Афанасии Ивановны Шейной, для которой, казалось, не существовало трудностей: из любой ситуации она всегда находила выход. Нарком речного флота приглашал Шеину в Москву для передачи опыта работы другим.

На эвакуированном Крюковском заводе токарь-стахановец Побережская за короткое время обучила своей профессии 12 человек. На этом же заводе фрезеровщица Мордовенко после ухода двух товарищей по бригаде на фронт, стала работать на трех станках, доведя выполнение дневной нормы до 375%10.

Проявление трудового героизма стало нормой жизни для женщин военной поры. Он явился одним из факторов подъема тогдашней экономики.

На Пермскую область легла задача по дальнейшему развитию металлургической базы. Без металла нельзя было вести борьбу с врагом, вооружённым мощной техникой, ведь металл - «хлеб» военной продукции.

На Лысьвснском и Чусовском заводах в 1942-43 гг. были построены несколько мартеновских печей и других металлургических объектов. В рекордно короткий срок - 6,5 месяцев - на Чусовском заводе в 1944 г. выросла доменная печь. Это был великий трудовой подвиг строителей, в том числе и женщин, стоивший им жизни. Вступление в строй новых объектов позволило в 1943-44 гг. увеличить производство металла на 40-44%.

Условия работы на Лысьвенском металлургическом заводе были тяжелейшими: в листопрокатных цехах не было вентиляции, из-за отсутствия гудрона применяли гудронную крошку, которая сильно дымила. В жестепрокатном цехе женщины тяжелыми косарями «распарывали» сварившиеся при прокате листы жести. И в этих условиях женщины стабильно выполняли по две-три нормы. А в феврале 1942 г. сборщица изделий Габова «выдала на-гора» четыре нормы11! Отпуска были отменены, рабочий день составлял 12 часов. Многие рабочие, не желая тратить время на дорогу домой, оставались ночевать в цехах, засыпая на кучах шлака. Несмотря на то, что все сотрудники спецпроизводства получали «рабочие» карточки, норма выдачи продуктов была очень скудной.

Одним из самых известных изделий, выпускавшемся в годы войны на Лысьвенском металлургическом заводе, была легендарная лысьвенская каска. Она спасла на фронте жизни тысячам советских солдат. Ю.В. Никулин, народный артист СССР, участник войны, вспоминал на встречах с металлургами: «Я до сих пор помню вашу каску. Вы не поверите, но она трижды спасала меня от неминуемой смерти... И память о ней во мне каждый раз сопровождается отвратительным визгом, который издает пуля, ударившись обо что-то непробиваемое»12.

Для касок была разработана особая марка стали: пластичная и в то же время твердая, пуленепробиваемая. Технологию штамповки разработали на ЛМЗ. Много касок прошло через руки первой и лучшей пескоструйщицы завода Шуры Кононовой. Она очищала каску перед покрытием струёй сжатого воздуха и песка, и весь рабочий день сидела в пыли, как в дыму. Работала по 6 часов - выдержать в таких условиях большее количество времени было просто невозможно. За смену от ударов песка у Шуры расползалось 8 пар брезентовых рукавиц! Прочность продукции проверялась в специальном тире. Стреляли по каскам с расстояния 25 метров, если в металле появлялась микротрещина, каска считалась бракованной. Когда на фронт ушли все мужчины, «отстреливали» каски оставшиеся женщины и дети, которые научились стрелять без промаха. Только вот ростом они были маловаты, поэтому пришлось поднять пол в тире, чтобы стреляющие могли достать до затвора винтовки.

За образцовое выполнение заданий Государственного Комитета Обороны в июле 1942 г. Лысьвенский металлургический завод был награждён орденом Ленина, а в 1945 г. - орденом Отечественной войны 1 степени.

Одной из важнейших задач тружеников тыла стала и добыча топлива. С потерей Донбасса возросла роль Кизеловского угольного бассейна, дающего коксующийся уголь и оказавшегося самым близким к фронту. Он обеспечивал топливом паровозы, идущие на фронт, химические предприятия, давал топливо населению. Самая работоспособная часть горняков ушла на фронт. Их места заняли 2000 женщин. Но не только трудом в шахтах прославились тогда шахтерки. В отвалах бассейна зимой в 1941-1942 гг. скопилось около полумиллиона тонн угля, который стал самовозгораться. Необходимо было спасать топливо. Кизеловские женщины пришли на помощь своим мужьям и после напряженного рабочего дня в шахтах помогли грузить уголь в вагоны. Топливо было спасено13.

А летом 1944 г. силами добровольцев-тружениц был сооружён водопровод, проведена большая и очень трудоемкая работа. Без машин и механизмов, вручную, по крепкому глинисто-скальному грунту, через реку, под железнодорожным полотном, по крутой горе и густому лесному массиву женщины вырыли глубокую, длиной в 2,5 км траншею для водопровода. В течение лета ежедневно в среднем по 200 человек выходило на строительство водопровода. Более 1000 дней проработали женщины на этой стройке и в результате обеспечили нормальную подачу воды в большой поселок.

Результатом другой народной стройки, где основными участниками тоже были женщины, стал удлиненный железнодорожный путь до станции Губаха. Три новых пути и реконструкция линии железной дороги от станции Баская до станции Половинка позволили обеспечить быстроту продвижения военных и народно-хозяйственных грузов.

С начала войны Соликамский калийный комбинат перешёл на военное положение - работа шла в обстановке строжайшей секретности. Вот что об этом времени вспоминает работница этого завода А. Агафонова: «На территории выключили свет, окна в цехах заколотили, рабочую смену сделали с 5 часов утра. Усилили охрану на комбинате, через проходную можно было пройти в определенное время, через две минуты уже не впустят. В цехе работали по биркам, которые в определеннее время нужно было вешать и снимать.

Многие женщины работали слесарями, автогенщиками, сварщиками. Самим приходилось таскать баллоны и тяжелые детали.

В обед нас кормили жидкой болтушкой, в неё наливали 5 гр постного масла и добавляли зелёную пареную капусту. За милую душу ели кашу-затируху, но её давали редко. В последние месяцы войны стали давать дополнительные и усиленные обеды, с хлебом по 200 гр -тем, у кого в смене красный флажок на рабочем месте, что значило, нет нарушений трудовой дисциплины.

Летом грузили хлоркалий в баржи и строили склад для готовой продукции в порту. Копали ямы под столбы, таскали землю на носилках и возили на тачках. Иной раз приходилось вместе с тачкой падать в котлован. Работали без отдыха, руки в мозолях, рукавиц не хватало на срок. Ботинки - на деревянной подошве, 40-42 размер, подошва не гнётся, падаем. Спецовка худая - давали мешки, сами шили из них брюки».

Война поставила перед калийщиками задачу: увеличить выпуск обогащённого карналлита. Основной рабочей силой на комбинате были женщины. Дирекция комбината пыталась всеми силами обеспечить производство рабочей силой и увеличить поставку карналлита для нужд фронта. Было решено перейти с пневматической отбойки карналлита к его добыче методом взрывных работ. Этот способ добычи считался вредным и опасным, но эксперты пришли к единодушному мнению, что применение взрывных работ не только возможно, но и необходимо. Производительность карналлитовых участков при меньшем количестве людей и имеющемся оборудовании возросла в несколько раз. Среднемесячная добыча сырья увеличилась в 7 раз.

В конце 1941 г. на площадях калийного комбината разместилось оборудование эвакуированного Сталинского азотно-тукового завода. На его базе организовали цех химических препаратов, а затем цех чистых реактивов: сульфата аммония, азотнокислого калия, хлористого и бромистого калия, глауберовой соли.

За период с 1941 г. по 1944 г. коллективом комбината было освоено 12 наименований химической продукции. Среди них большое значение имело налаживание производства нашатырного спирта. За время войны комбинат выдал нашатырного спирта на нужды фронта и тыла 7 667 тонн. (Во время войны нашатырь использовался на море и на суше для создания дымовых завес).

За годы войны комбинату трижды вручалось преходящее Красное знамя ГКО. Четыре раза коллектив комбината завоевывал переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомата химической промышленности14.

__________________________
1 Газета «Правда». 1 марта 1943 г.
2 История промышленности Пермского края. XX век. Из-во «Литер А», Пермь. 2006. Л.203.
3 ГОПАПО. Ф.100.Оп.1. Д.116. Л.14.
4 Там же. Ф.105.Оп.9.Д.2.Л.73.
5 Там же. Ф.100.Оп.1.Д.116.Л.158.
6 Там же. Д.104.Л.23.
7 Там же. Ф.105.Оп.8.Д.270.Л.27.
8 Там же. Оп.7.Д.114.Л.130-131.
9 Ф.105.Оп.7.Д.337.Л.30.
10 Ф.100.Оп.1.Д.39.Л.52.
11 История промышленности Пермското края. XX век.Л.227.
12 Там же. Л.229.
13 Ф.55.Оп.1.Д.19.Л.6,7.
14 История промышленности Пермского края. XX век». С.217.